ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава

ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава

— Там что-то жесткое из камня, — произнес он, отпуская мешочек. — И еще что-то засохшее, вроде травки. Замша очень уплотненная. Ничего не разберешь.

Кузнечик приплясывал на месте от нетерпения. Ему страшно хотелось поведать о том, что скрывается у него под майкой, но он не решался. Не стоит хвастать такими ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава непроверяемыми вещами. Но Величавая Сила на шнурке не давала покоя. Было надо куда-то бежать и что-то делать, чтоб изгнать этот зуд в ногах, эту прыгучесть и желание взлететь.

— Давай поднимемся на далекий гараж? — предложил он. — На крышу, под луну, на то наше место! Ведь сейчас величавая ночь! Сейчас нельзя ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава спать!

Слепой пожал плечами. Ночь была самая обычная, и ему больше хотелось спать, чем лезть на гараж, но он осознавал, что Кузнечик очень взбудоражен, и на данный момент ему не до сна. То, что произнес Седоватый, было надо переварить до встречи со стаей. Седоватый — молодец. Слепой от всего ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава сердца восхитился, подслушивая их разговор под дверцей. Никто из старших бы так не смог.

— Отлично, — произнес он. — Пошли на крышу.

Кузнечик свистнул и скачками помчался по коридору.

Величавая Сила стучала под майкой, как 2-ое сердечко, подбрасывая его над землей. Паркет ловил его и отталкивал, будто бы был изготовлен ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава из резины. Кузнечик выл и визжал от счастья, приплясывая на ходу. На всем протяжении его пути распахивались двери спален, и оттуда доносилось возмущенное шиканье.

Слепой догнал его уже в конце коридора, и они пошли рядом — двое очень различных мальчиков в рваных зеленоватых майках.

В 6-ой спальне их проклинали, зевали и боролись ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава со сном.

— Не м-могу больше, — скулил Плакса, стягивая носки. — Уп-п-пущу т-такое зрелище!

Носок полетел через всю комнату и повис на настольной лампе.

— Сколько можно? Уже ночь!

— Вытерпи, — процедил Спортсмен со собственной кровати. — Столько вытерпел, потерпи еще чуть.

Сиамец Рекс 2-мя пальцами придерживал веки в раскрытом ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава виде. Его брат сладко спал, обняв подушку.

Спортсмен осмотрел изнемогшую стаю:

— Слабаки, — шепнул он. — Какие же вы все слабаки…

Пышка зевнул, захлопнул тетрадь с наклейками спорткаров и упрятал ее под матрас.

— Вы как желаете, а я буду спать, — заявил он, отворачиваясь к стенке. — Все равно эта штука на их упадет ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава, даже если я этого не увижу.

— Предатель, — проворчал Сиамец Рекс.

— Сам, — ответил Пышка, не оборачиваясь.

Спортсмен вздохнул и перечел оставшихся на посту.

Четыре понурые фигуры в зеленоватых майках, болтали ногами любая на собственной кровати. Толстый Слон в углу сосал палец.

Поймав на для себя взор Спортсмена ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава, он вынул палец изо рта и робко улыбнулся:

— Еще нельзя пойти сделать пи-пи? — спросил он.

— Черт бы вас всех подрал! — не выдержал Спортсмен. — Не сможете и часу терпеть без туалета! Одному — писать, другому — ноги мыть, третьему — цветок поливать. Какая вы свора? Вы — сборище старых сонь! Вам бы только жрать, дрыхнуть ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава и писать впору!

Слон налился красноватым, завздыхал и зарыдал. Сиамец Макс здесь же пробудился. Слон плакал. Макс поглядел на брата. Рекс соскочил с кровати, прохромал к Слону и обнял его пухлые плечи:

— Ну-ну, малыш… не реви. Все будет отлично.

— Я желаю пи-пи, — прорыдал Слон. — А он не пускает ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава.

— На данный момент пустит, — пообещал Сиамец, грозно кося на Спортсмена желтоватым глазом, — на данный момент он так пустит, как ему и не снилось!

Горбач, тихо лежавший на верхней полке, вдруг вскочил.

— Надоело! — заорал он, запуская в стоявший на двери таз башмаком.

С потоками воды и жестяным ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава грохотом, таз обвалился на пол. От страха Слон замолчал. Плакса истерично хихикнул и поджал босоногие ноги. По паркету разливалось озеро.

ВО ДВОРЕ

Горбач играл на флейте, двор слушал. Он играл совершенно тихо, себе. Ветер кругами носил листья, они останавливались попадая в лужи, там кончался их танец, и кончалось все. Размокнут и ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава перевоплотился в грязь. Как и люди.

Тише, еще тише… Тонкие пальцы бегают по дыркам, и ветер швыряет листья в лицо, а монетки в заднем кармашке врезаются в тело, и зябнут нагие щиколотки, покрываясь гусиной кожей. Отлично, когда есть кусочек поющего дерева. Успокаивающий, убаюкивающий, но только когда ты сам ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава этого захочешь.

Лист застрял у его ноги. Позже очередной. Если много часов посиживать бездвижно, природа включит тебя в собственный круговорот, как если б ты был деревом. Листья будут прилипать к твоим корням, птицы — садиться на ветки и марать за ворот, дождик вымоет в для тебя бороздки, ветер закидает песком. Он представил ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава себя деревочеловеком и засмеялся. Половинкой лица. Красноватый свитер с заплатами на локтях пропускал холод через облысевшую шерсть. И кололся. Под ним не было майки — это наказание Горбач выдумал для себя сам. За все свои проступки, истинные и измышленные, он наказывал себя сам. И очень изредка отменял наказания. Он был ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава жесток к собственной коже, к своим рукам и ногам, к своим ужасам и фантазиям. Колющийся свитер искупал позор ужаса перед ночкой. Ужаса, который заставлял его укутываться в одеяло с головой, не оставляя ни мельчайшей лазейки для кого-либо, кто приходит в мгле. Ужаса, который не давал ему пить перед сном ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава, чтоб позже не страдать, борясь с желанием пойти в туалет. Ужаса, о котором не знал никто, так как его носитель спал на верхней кровати, и снизу его не было видно.

И все равно он стыдился его. Боролся с ним каждую ночь, проигрывал и наказывал себя за проигрыш. Так ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава он поступал всегда, сколько себя помнил. Это была игра, в которую он играл сам с собой, завоевывая каждую ступень взросления долгими истязаниями, которым подвергал свое тело. Простаивая на коленях в прохладных уборных, отсчитывая для себя щелчки, приседая по 100 раз, отказываясь от десерта. И все его победы пахли поражением ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава. Побеждая, он побеждал только часть себя, снутри оставаясь прежним.

Он боролся с застенчивостью — грубыми шуточками, с нелюбовью к стычкам — тем, что первым в их ввязывался, со ужасом перед гибелью — идеями о ней. Но все это — забитое, загнанное вовнутрь — жило в нем и дышало его воздухом. Он был стеснителен и груб ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава, тих и шумен, он скрывал свои плюсы и выставлял недочеты, он скрывался под одеяло и молился перед сном: «Боже, не дай мне умереть!» — и рисковал, бросаясь на заранее сильного.

У него были стихи, зашифрованные на обоях рядом с подушкой, он соскребал их, когда надоедали. У него была флейта — подарок неплохого ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава человека — он прятал ее в щель меж матрасом и стенкой. У него была ворона, он крал для нее пищу на кухне. У него были мотки шерсти, он вязал из их прекрасные свитера.

Он родился шестипалым и горбатым, уродливым, как обезьяний детеныш. В 10 лет он был угрюмым ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава и большеротым, с вечно расквашенными губками, с большущими лапами, которые рушили все вокруг. В семнадцать стал тоньше, тише и спокойнее. Лицо его было лицом взрослого, брови срастались над переносицей, густая грива цвета вороньих перьев росла вширь, как колющийся кустик. Он был индифферентен к еде и неряшлив в одежке, носил под ногтями траур ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава и длительно не менял носков. Он смущался собственного горба и угрей на носу, смущался, что еще не бреется, и курил трубку, чтоб смотреться старше. Всекрете он читал душещипательные романы и придумывал стихи, в каких герой погибал долгой и истязающей гибелью. Диккенса он прятал под подушкой.

Он ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава обожал Дом, никогда не знал другого дома и родителей, он вырос одним из многих и умел уходить в себя, когда желал быть один. На флейте он идеальнее всего играл, когда его никто не слышал. Все выходила сходу — неважно какая мелодия — как будто их вдувал во флейту ветер. В наилучших ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава местах он жалел, что его никто не слышит, но знал, что будь рядом слушатель, так неплохо бы не вышло. В Доме горбатых называли Ангелами, подразумевая сложенные крылья, и это была одна из немногих нежных кличек, которые Дом давал своим детям.

Горбач играл, притоптывая косолапыми ступнями по влажным листьям. Он впитывал в себя ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава спокойствие и доброту, он заключал себя в круг чистоты, через который не пролезут бледноватые руки тех, что путают душу. На той стороне сетки мерцали люди, это его не беспокоило. Внешность отсутствовала в его сознании. Только он сам, ветер, песни и те, кого он обожал. Все это было ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава в Доме, а снаружи — никого и ничего, только пустой, агрессивный город, живший собственной жизнью.

Двор заносило листьями… Два тополя, дуб и четыре непонятных кустика. Кустики росли под окнами, прижимаясь к стенкам, тополя отмечали два внешних угла сетки, выходя корнями за границы Дома. Дуб, росший у пристройки, пожирал ее великими ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава лапами и затенял свою часть двора практически полностью. Он вырос тут за длительное время до того, как появился Дом, и помнил те времена, когда вокруг были сады, а на деревьях гнездились аисты. Как далековато простирались его корешки? Пустая волейбольная площадка с ящиками зрительских мест по бокам. Пустая собачья будка ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава с дырявой крышей и заржавелыми мисками с дождевой водой. Лавка под дубом, обклеенная пивными этикетками. Мусорные баки. Из кухонных окон валил белоснежный пар. Из окон второго этажа доносилась музыка всех цветов.

Облезлые кошки обегали двор по периметру. Вороны расхаживали по нагим газонам, расшвыривая жухлые листья. Большеносый мальчик в красноватом свитере ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава посиживал на перевернутом ящике и играл на флейте, замыкая себя в круг одиночества и пустоты. Дом дышал на него окнами.

КУРИЛЬЩИК
О летучих мышах, драконах и скорлупе василисков

В спальне было забавно. Мы с Горбачом посиживали на кровати. Лорд, Табаки и Слепой — на полу, передавая друг дружке какие ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава-то банки и бутылки, внюхиваясь, дегустируя и переливая загадочные консистенции из одних емкостей в другие. Рядом с ними стоял раскладной манежик. Толстый в розовой пижаме следил за их действиями изнутри, через сетку.

Я смотрел с кровати через прутки спинки.

Горбач выстругивал что-то перочинным ножиком из темного, узловатого корня ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава. На нем была дворовая куртка со следами Нанеттиного помета, в волосах застряла стружка.

— А я говорю, что хвоя перестояла, — гудел Табаки, ныряя в банку с кое-чем мутно-коричневым. — Запах совершенно не тот.

— Возьми другую.

Лорд отобрал у него банку, понюхал и отставил:

— Эта прошлогодняя. И хватит трясти, осадок ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава взболтаешь.

Слепой облизал ладонь, подставленную под бутылку, и искривился:

— Откуда тут масло? Это что, заправка для салатов?

— Ай! — взвизгнул Табаки. — Где ты ее взял? Там скорпион, утопленный в подсолнечном масле! Средство от укусов! Я его совершенно раздельно припрятал!

Лорд поднес бутылку к лицу и всмотрелся:

— Кажется, так и есть. Вон ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава он плавает. Придурок, для чего было брать матовую? Его же совершенно не видно.

— Что оказалось под рукою, то и взял, — обиделся Табаки. — Не очень повыбираешь, когда у тебя в руке скорпион. И вообщем, я приклеил на нее предупреждающую надпись. Наверняка, она оторвалась.

— Что Слепому твоя надпись? Вот помрет на данный момент ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава, и останемся без вожака намедни военного переворота.

Лорд улыбнулся. Мечтательно и лаского.

Сходу вспомнилась присказка Табаки: «Лорд улыбается раз в году, когда кто-либо ухитрится сломать для себя ногу». «Или хлебнуть из бутыли с дохлым скорпионом», — дополнил я про себя это наблюдение.

— Слепой, у тебя есть ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава комплот от ядовитых веществ? — бережно выпытывал Табаки. — А охранный амулет?

Слепой уже занимался другой бутылкой. Откупорил, бросив пробку в манежик Толстому и капнул оттуда для себя на палец. Дохнуть он в последнее время очевидно не собирался.

— Да что ему некий скорпион? — сам для себя ответил Табаки. — Он и не ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава такое жрал. Намедни и не намедни.

Осчастливленный Толстый играл пробкой. Подбрасывал ее двупалыми клешнями и пробовал изловить. Пробка не ловилась, но Толстый не отчаивался. Позже он засунул ее в рот и принялся мусолить, как соску.

Я еще мало посмотрел на их и лег на спину. От строгавшего Горбача веером ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава разлеталась стружка.

— Извини, — гласил он каждый раз, когда она долетала до меня.

— Ничего, — каждый раз отвечал я.

Глаза у Горбача были как влажный чернослив, реснички казались приклеенными.

— Меж иным, — произнес он, прервав наш одинаковый обмен любезностями, — Валет произнес, что Помпей тренится в метании ножей, представляете? Как бы попадает в центр мишени с ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава 10 шагов, трижды из 5.

— Ты это кому рассказываешь? — спросил с пола Табаки.

— Всем.

Я снова перевернулся на животик и раздвинул пакеты и сумки, висевшие на спинке кровати.

— Ну и напрасно. Нам в принципе с такими дискуссиями и Лэри хватает.

Табаки достал из банки полуразложившийся чилийский перчик, потряс его ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава и засунул в рот.

— Вот эта настойка хороша, — произнес он, зажмурившись. — Одно, понимаете ли, удручает. Пока Помпей достигнет совершенства в метании ножей, Лэри нас затрахает до погибели. Он уже не внутри себя. На людей кидается. Правда, сейчас еще не скоро кинется, но все равно. Плохо парню. Нужно с этим ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава что-то делать.

— Почему он сейчас не скоро кинется? — спросил я.

Лорд послал мне еще одну лучистую ухмылку:

— Вчера мы уверили Лэри, что он тебя убил.

Последующим вопросом я подавился.

— Он длительно плакал кое-где в недрах Дома, — продолжил Лорд, — навек прощаясь с верными Логами. Этого потрясения ему ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава навечно хватит.

— А для тебя, естественно, приятно, что человек помучился! — возмутился Табаки. — Что он, может, чуть ли не повесился? С каким наслаждением ты об этом рассказываешь!

— Я думаю, Сфинкс успел бы вытащить его из петли, — безмятежно произнес Лорд. — Он таковой рачительный… время от времени. Не считая того, Табаки, ты, кажется ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава, запамятовал, что это была твоя инициатива?

Я смотрел на Лорда и задумывался о том, что, доводя меня в туалете до истерики, Сфинкс уже знал, что сотворили с Лэри его состайники. И что наилучшей гарантии для моей безопасности просто быть не может. Но ничего не произнес. Проверил, способен ли я на ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава стукачество, а позже согласен ли я считаться стукачом в очах Лэри, которого не в особенности уважаю. А может, попутно еще много чего проверил, о чем я даже не догадываюсь. Не случаем меня тогда посетило чувство, что я на экзамене. Это и был экзамен. Я сообразил, что не скоро ему это ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава забуду. И еще — что никогда никому об этом не расскажу.

Понизу Табаки увлеченно рассуждал о психологическом состоянии Лэри, уверяя, что ему наверное поможет настойка валерианового корня. Лорд возражал, что Лэри поможет только скоропостижная погибель Помпея. Слушая их, я вспомнил, что издавна уже прогуливаются дискуссии о каком-то перевороте, и ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава что в связи с этим не один раз упоминалась кличка Помпея, вожака 6-ой. Будучи Фазаном, я не вникал в эти дискуссии, а сейчас вдруг забеспокоился, что не знаю чего-то, о чем наверное знают все, и спросил:

— Так это Помпей затевает переворот? А для чего ему это необходимо ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава?

Табаки, Лорд и Слепой подняли головы и уставились на меня. Точнее, уставились Табаки и Лорд. Слепой только поднял голову. С банками и ложками в руках, в цветастых банданах, чтоб не мешали волосы, они до забавного смахивали на 3-х ведьм, занятых изготовлением колдовских зелий. Толстый в манежике сошел бы ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава за гомункулуса. Скорпион в бутылке тоже был полностью на собственном месте. Я невольно хихикнул.

— Для чего ему это? — самая маленькая и волосатая ведьмочка окуталась сигаретным дымом и впала в транс. — Для чего…

— В одном предложении! — вскинулась 2-ая. — Это приказ.

— Как-так? — возмутился Шакал, выходя из вида. — Опамятуйся, Слепой ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава! Курильщик остается непросвещен!

На Слепого эта угроза не подействовала.

— Хорошо, — угрожающе протянул Табаки. — Раз вы так, то мы так… — Он расчистил вокруг себя место, будто бы собираясь взлететь, сел прямо, откашлялся…

— Слушай, Курильщик, и мотай на ус правду о Помпее, которого, ты, естественно, незначительно знаешь, и который в ближайшее время ведет себя ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава не наилучшим образом, позволяя для себя почти все, чего не позволял ранее, хотя ранее — понятие растяжимое, для многих из нас ранее его вообщем тут не было, и мы знать не знаем, как он вел себя там, где он был, когда его не было тут, так что не ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава совершенно понятно, как можно быть уверенным, что он вел себя благопристойно, он — человек так дальний от Дао, насквозь пропитанный миазмами внешности, серьезно полагающий, что способен поменять Слепого на его ответственном посту, хотя, может быть, его просто достала перенаселенность подведомственного участка, и он хочет покоя и тишины, но в ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава таком случае проще было бы решить эту делему перемещением собственного тела в пределы Клеточки сроком от 3-х до 5 дней, что, непременно, содействовало бы самопознанию и очищению духа, также погружению в более высочайшие материи, ну и просто развитию философского склада разума, но нет, ему необходимо совершить нечто громозвучное и сокрушительное ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава, разбить наголову, потешить огромное количество застарелых комплексов, а в том, что он личность глубоко закомплексованная, не появляется колебаний, довольно посмотреть на его шейные платки либо бакенбарды, на манеру передвигаться и жестикуляцию, а в особенности на рожи летучих мышей, которыми он себя увешивает — обреченные рожи созданий, страдающих всеми мыслимыми и невообразимыми посреди ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава рукокрылых болезнями, тоже мне Оззи Осборн, тот по последней мере сходу откусывал им головы, а на Помпеевом зашейке они подыхают месяцами, вот, злосчастная Поппи дала концы исключительно в прошлую среду, а сейчас ее место уже заняла Сюзи, но чего можно добиваться от полного профана в биологии, который даже не ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава в курсе, что Сюзи — самец, хотя яичка у него с грецкий орешек, хотя, естественно, это не имеет значения, ведь длительно ему не протянуть — этому Сюзи — Помпей похоронил уже полдюжины его братьев, так что это вопрос времени, к тому же летучему мышу наверное все равно под чьим именованием его посылают ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава на тот свет, хотя общество защиты животных могло бы и заинтересоваться тем, кто скупает этих бедолаг пачками, чтоб смотреться круче, хотя лицезреет бог, полудохлая тушка летучей мыши еще никому не присваивала крутизны, вот был бы это коралловый аспид, имело бы смысл о кое-чем гласить, но тот ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава, кто не живет с идеей о своей погибели, навряд ли повесит на себя аспида, ведь это потребовало бы уймы усилий по завоеванию его доверия, но ведь можно выстлать собственный путь костями безобидных рукокрылых, не давая для себя труда даже найти их пол, и полностью возможно, что не что другое, как полная ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава безнаказанность в данном вопросе, позволяет Помпею мыслить, что он не поперхнувшись пройдет по существенно более большим костям существенно наименее безобидной личности, я, естественно, имею в виду Слепого, но вы меня сообразили, состайники, последнее я мог бы и не объяснять.

Табаки замолк и с достоинством кивнул Слепому:

— Я практически уложился, хотя ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава это было скверно с твоей стороны так меня ограничивать.

В комнате стояла мертвая тишь. Даже магнитофон молчал. Даже Нанетта не подавала признаков жизни. Могло показаться, что все это время Шакал читал мощнейшее заклинание по усыплению окружающих. Лорд посиживал в обнимку с банкой без крышки и раскачивался, прикрыв глаза. Слепой ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава привалился к манежику Толстого. Горбач уставился на собственный перекрученный корень, очевидно забыв, что собирался из него вырезать. Лица у всех были сонные и какие-то переевшие. На грани отравления. Только Толстый не поддался чарам. Дергал Слепого за волосы и тихо гудел.

Когда я совсем уверился, что всех вокруг ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава заколдовали, Горбач очнулся и, сонно моргая, перевел:

— Табаки имел в виду, что Помпей метит на место Слепого. Не знаю, разобрал ли ты это за летучими мышами и иной дребеденью.

— Протестую! — возмутился Табаки. — Я выражался доступно, а главное — очень образно. Резюмировать такую речь, по-моему, грех.

— Да, — согласился Горбач ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава. — Но, может, Курильщика с непривычки немного оглушило, и он не сумел ее оценить.

Лорд открыл глаза и удивленно заглянул в банку, которую все это время обымал.

— А нельзя ли, — спросил он, — в последующий раз ограничить это чудовище количеством слов, а не предложений?

— Нельзя! — Слепой выпрямился, выдрав свои волосы из клешней ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава Толстого. — Сам задумайся, сколько раз и в скольких вариантах можно повторить одно и то же слово.

Мы все об этом помыслили и дружно застонали. Табаки поглядел на нас с видом величавого актера, принимающего рукоплескания.

За ужином я практически не ел. Меня встревожила информация о Помпее. О здоровье его летучих ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава мышей я волновался в последнюю очередь. А вот слово «переворот» мне не понравилось. Я чувствовал себя в центре событий, о которых имел очень смутное представление, а точнее — никакого, и это мне тоже не нравилось.

Как происходит смена вожаков в Доме? Они дерутся вместе? Либо сходу группами? А ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава если группами, то почему 4-ая так безмятежна перед грядущим побоищем? Ведь стычку меж ними и 6-ой по другому не назовешь.

«Кажется, размеренная жизнь заканчивается», — поразмыслил я. Будто бы моя жизнь в четвертой была размеренной, либо будто бы она успела толком начаться.

Зеленоватый горошек в тарелке сохнул, котлета покрылась пленкой ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава жира. Есть хотелось, но не выходило. Динамики у потолка поливали зал бравурными маршами. Из-за их все, кто находился в столовой, были обязаны кричать, чтоб расслышать друг дружку.

Черно-белый Фазаний стол. Тихий ужас изучающих чужие тарелки взглядов. Половина Фазанов на диете — у каждого своя — так что за содержимым чужих тарелок смотрят ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава очень внимательно. Подсчитывают калории.

По соседству — Крысы. Буйство красок и всплески безумия.

Далее — темные Птицы в кошмарных слюнявчиках…

Шестая изображает сердечность. Если им веровать, то в группе собрались сплошь весельчаки и любители розыгрышей. Правда, огромную часть их шуток я не желал бы испытать на своей шкуре, и звучному ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава смеху тоже не доверял, но все это были мелочи. В целом они старались как могли.

Третьей, четвертой и 6-ой нелегко. Фазаны — отличные, Крысы — нехорошие. И те и другие до того перестарались с стилем, что остальным приходится выворачиваться, чтоб как-то вклиниться меж ними. У третьей это выходит ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава лучше, у 6-ой — ужаснее, а 4-ая очень немногочисленна для… для, выскажемся так, настоящей игры.

«Сказав так», я вдруг пошевелил мозгами, что игра содержит в себе больше, чем просто стиль. Это было очень правильное слово, поймав его, я сообразил, что издавна находил что-то в этом роде. Слово, в каком скрывалась ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава бы разгадка происходящего в Доме. Просто было надо понять что игра — это все, что меня окружает.

Не бывает такового, чтоб в одной группе собрались все послушливые зануды, а в другой — все неуправляемые психи. Это нереально. Означает, когда-то и кем-то так было задумано. Для чего? Это уже ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава другой вопрос.

Я даже взмок от своей проницательности. Аппетит совсем пропал.

В один прекрасный момент — фантазировал я, — они, совсем озверев от скукотищи, выдумали сценарий Игры и поклялись следовать ему при всех обстоятельствах. Каждому своя роль, каждому — свое место в игре. Так с того времени и живут. Притворяясь и придерживаясь ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава сценария. Время от времени с охотой, время от времени кое-как, но всегда и всюду, в особенности в столовой, где больше зрителей. Некие — как Фазаны — заигрались до утраты людского вида.

Как просто и прекрасно все укладывалось в эту схему. Взором в один момент прозревшего я поглядел вокруг.

Крысы. Практически сплошь ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава малолетки не старше семнадцати. Под их ядовитыми ирокезами — дети еще не выбравшиеся из переходного возраста. Может, потому им так просто дается роль психов?

Птицы. На Птицах я спотыкнулся. Ну отлично. Траур — всего только одежка. Лица противные, но при желании можно изобразить такое же лицо. Стервятник… монстр Дома. Я поглядел на него ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава своим освеженным взором и попробовал сорвать внешнюю шелуху. Траур… кольца… темный лак на отрощенных ногтях… длинноватые волосы и подкрашенные глаза. Убрать все это, запамятовать о том, что он дремлет в гробу, стереть вообщем все сведения о его скверных привычках — и что остается? Тощий, крючконосый тип. С острым подбородком. Личность ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава противная, но далековато не чудовище.

Здесь меня застопорило, так как противная личность вдруг обернулась и уставилась на меня. Должно быть, почуяв процесс собственного разоблачения. Поглядела сонными желтоватыми очами — и я растерял способность мыслить, замороженный этим взором.

Убедившись, что я нейтрализован и готов к употреблению, Стервятник улыбнулся, показав очень ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава длинноватые, кривые зубы. Чувство было таким, как будто кто-то с силой провел бритвой по стеклу.

Через несколько минут я оправился, но остался противный осадок. Как после старенького черно-белого кинофильма, где таковой вот уродец под тонной грима все полирует свои когти и глядит не моргая, а для ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава тебя вдруг становится страшно и сразу постыдно за то, что поймался на такую дешевку.

Хорошо, произнес я для себя. Это гласит только о том, что он неплохой актер. Вжился в свою роль. В конце концов вожаки Дома должны быть мастерами Игры. Ведь наверное они же ее и выдумали.

Для ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава доказательства теории я проверил Рыжеватого.

Крысиный вожак не в особенности поддавался разоблачению. Если убрать зеленоватые очки на пол-лица и кровавый ежик типо натуральных волос, то что остается? Ничего. С равным фуррором это мог быть переодетый под Крысу манекен.

Я даже малость расстроился. И чтоб утешиться, переключился на Помпея ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава.

Кое-чем он отдаленно напоминал Сфинкса. Наверняка, ростом. И плешиной. Только у Сфинкса она была натуральная. А Помпей на собственной оставил маленькой гребень. Темный и залаченный до стеклянности. И еще он был толще. Другими словами глаже.

Я убрал косуху, как у Логов, панковский гребень с маковки и пудру с лица. Убрал ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава с ворота летучую мышь, мимолетно припомнив, что ее, поточнее его, зовут Сюзи и что ему недолго осталось. То, что вышло, смотрелось обычно. Прекрасный юноша, ничего такого особенного.

Ранее я не осознавал, для чего такому, как Помпей, изображать восставшего покойника. А сейчас сообразил, что это заходит в ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава правила игры. Вожак должен быть бледен и зловещ. Помпей смуглый, наверняка, ему приходится изводить уйму пудры, чтоб соответствовать эталонам.

Упоенный образом Помпея, наводящего смертельную бледнота с пуховкой в руках, я звучно фыркнул.

В сценарии все отмечено. Любые мелочи. На какую сторону раскрывается Фазаний пробор. Как черно белье уважающей себя Птицы. Какие ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава книжки разрешается читать Псам. Может, даже Крысам время от времени бывает лень перекрашивать волосы, но они себя принуждают, так как таковы правила Игры. А Птицы, полностью возможно, всекрете терпеть не могут всякую растительность, в горшках и без горшков.

Последующая гипотеза была совершенно обычной. Я шел к ней ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава через все прошлые, преднамеренно не торопясь, оставляя ее про припас, чтоб в конце красиво водрузить поверх всего остального и закрыть тему.

Свержение Помпеем Слепого — точнее, его разрекламированное намерение — тоже часть игры. Нереально повсевременно обыгрывать одни и те же сюжеты. Временами сценарий просит конфигураций. Объявленная Помпеем война — конкретно такое изменение. Вожак Псов ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава запугивает Логов, тренится в метании ножей, ведет себя, по выражению Шакала, «не наилучшим образом», зрители ужасаются, шпионы бегают из лагеря в лагерь с донесениями — людям есть о чем поболтать вечерами. Всем любопытно и никому не жутко. Не считая Лэри. Лэри глуп, он все воспринимает за чистую монету ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава.

Я снова осмотрел столовую. Как все очень просто и тупо!

Хотелось расхохотаться и проорать всем вокруг, что я их раскусил. С их метательными ножиками и летучими мышами. С переворотами, пудрой на щеках и скорпионами в бутылках.

Должно быть, это как-то проступило у меня на лице, так как Табаки вдруг отшвырнул ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава вилку и спросил, какого черта я выгляжу таким самовлюбленным придурком.

— А вот итак вот, — ответил я, показав ему кончик языка. Здесь же спохватился, что Шакал не выносит, когда его дразнят, но было уже поздно.

Он с таковой быстротой сделался малиновым, будто бы его ошпарили. Выкашлял на тарелку непрожеванный ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава кусочек и попросил Лорда схватить его и держать, как можно крепче.

— Все лицезрели, как этот урод в перьях плюнул на мои седины? Все? На данный момент я выпущу ему кишки!

Произнесенное перебивалось кашлем, но прозвучало убийственно серьезно.

Лорд отнял у Табаки десертный ножик, заметив, что вид моих кишок на полу столовой ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава попортит всем аппетит.

Табаки кашлял, пока не посинел.

— Он задумывается, что прозрел! — донеслось до меня в перерыве меж приступами кашля. — Что что-то такое принципиальное сообразил! Есть ли жизнь на Марсе, есть ли жизнь после погибели либо почему Земля круглая! Глядите, как его раздуло!

— Он еще с твоего ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава монолога опух, — представил Горбач. — Просто не привык еще.

— Ничего меня не раздуло! — возмутился я. — Я не опух, не раздулся, и вообщем оставьте меня в покое!

— А и правда, — произнес Темный с другого конца стола. — Что ты на него налетел, Табаки? Уж и помыслить ни о чем нельзя расслабленно.

— Расслабленно ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава! — закричал Табаки. — Это сейчас именуется «спокойно»? Когда на моих очах состайник наливается самомнением, оскотинивается и жирно прищуривается, я, по-вашему, должен молчать? А позже жить рядом с этой паскудной рожей? Если собирается так смотреться, пусть завесит себя чадрой. Лично я этого вытерпеть не хочет!

— Он уже просто злой ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава, — заверил его Сфинкс. — Сам взгляни. Удостоверься и успокойся, пожалуйста.

Но Шакал еще длительно не мог успокоиться. Жевал, отвернувшись, позже вдруг вскидывался, пронзал меня яростным взором и снова отворачивался. И было это совсем не так забавно, как казалось Лорду.

Выезжал я из столовой с каменным лицом. Я не сердился на Табаки ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 3 глава. Даже не был обижен. Я восторгался его проницательностью.

Никому не нравится, когда посторонние разгадывают их возлюбленные игры. Реакция Табаки давала подсказку, что я на верном пути. Нужно только лучше маскироваться.


ispolzovavshegosya-v-deyatelnosti-oblagaemoj-envd.html
ispolzuem-tolko-shag2-bond-reconstructor-rekonstruktor-svyazej.html
ispolzuemaya-literatura-pravila-podachi-i-trebovaniya-k-kachestvu-posuda-inventar-oborudovanie.html